Подписка на обновления  RSS
Поиск
Популярно

Внимание родителям, детские мультики приносят вред! Берегите детей


Мультики

Чип и Дейл спешат на помощь. Добро, зло и современные мультики

В последние годы к нам из-за океана целым по­током спешат на помощь детские мульти­ки. Они торопятся помочь нашим детям влиться в «русло цивилизации» после эпохи «отсталости» и «застоя», раскрыть их удивленные миру глаза на «суровую правду жизни» и обеспечить приспособ­ленность и — приспособленчество в ней, навязчиво демонстрируя месть и жестокость, отвратить их восприимчивые души от зла. Многие из них уже теперь с успехом выполнили и перевыполнили свою почетную миссию: дети не только узнали больше о темных углах нашего прекрасного мира — войне, обмане и борьбе за выживание, — но и почти освоились в их темноте, найдя темноту захватыва­ющей, потеряв связь с Миром Иным и веру в Его Свет.

О дивный, новый мир


Слово «мультипликация» восходит еще к ла­тыни, где multiplex обозначает «состоящий из многих частей», а также «многосторонний, непос­тоянный, таинственный, скрытный». Все больше наша жизнь дробится на множество частей, все непостояннее и непонятнее она становится. И все больше и больше в нее входит телевидение, мультфильм, мультипликационная компьютер­ная игра.

Современного ребенка трудно предста­вить не сидящим перед телевизором или ком­пьютером, где по экрану бегают люди, звери и вовсе непонятные существа — озорные, задорные, грустные, грозные... Взрослые воспринимают это как данность: маленьким детям — мультики, ро­дителям — работа и заботы по дому. Таков за­кон современного мира. К этому привыкли и об этом не думают.

Сейчас взрослые не знают, что смотрят их дети. Море программ, каждый день в эфире — новые мультики, чтобы пересмотреть их все, не хватит и жизни. Да и зачем? Ведь мы уже выросли, а наши дети — тоже вырастут и... забудут?

Новорожденный ребенок не приносит с со­бою в мир никаких знаний. Все, чему он может научиться в этом мире, он усваивает прежде от родителей или из сказок. Вначале через дейс­твия, эмоции, а затем и через слово малыш пере­нимает у родителей и всех окружающих модель их поведения, употребляет в своей речи те же слова, которые он услышал и запомнил от них.

Вместе с родителями и бабушкиными сказками первыми учителями малышей в советскую эпоху были весе
лые и добрые белочки, лисички и зай­чики, которые дарили подарки «просто так», по­могали своим друзьям, пушистым, как они сами, радовались земляничному дождю и пели песни о том, как хорошо быть вместе.

Детские мультики всегда были сказкой про добрых детей и животных. В нем все оживало: ручеек умел смеяться, облака — скакать, как лошадки. И весь мир смотрел с эк­рана добрыми глазами на ребенка. А через пять минут дети бежали во двор и смотрели весело на солнце, траву и облака, потому что мир был доб­рым. И никому не приходило в голову, что пер­вой игрушкой ребенка может стать киборг или трансформер.

Никто не заметил подмену

Никто не заметил подмену. Просто зверушки стали «разнообразнее». Появились веселые бу­рундучки — Чип и Дейл, хитрый кролик Багс- Банни, дятел Вуди-Вудпекер, очаровательные кот и мышка — «Том энд Джерри». Под веселую му­зыку, почти без слов они стали гоняться за кем-то и убегать от кого-то, спорить друг с другом и шу­тить над своими друзьями. Все они явно делали что-то нехорошее, но было так весело! А отдельно от того, что они делали, эти герои и вовсе каза­лись добрыми.

Их глаза — огромные, казалось бы, открытые всему миру, а на деле — неподвиж­ные и черно-белые, гипнотически притягивали того, кто в них смотрел. И зритель уже не в силах был оторваться от экрана — ни через пять минут, ни через двадцать. А чтобы герои не успели надо­есть (поскольку делали всегда практически одно и то же), время от времени на экранах стали по­являться «Олененок Бэмби», «Белоснежка», «Покахонтес», «Красавица и Чудовище», — то есть прекрасные и добрые сказки.

Они были первыми предвестниками «дивного, нового мира»... А потом на экране изобразились и вовсе непонятные существа: «доброе» приви­дение с теми же огромными глазами — Каспер, желтолицые со щелками вместо ртов «шутники» Симпсоны, «очаровательные» чудовища «Улицы Сезам», герои из канализационного люка — чере­пашки «ниндзя».

Но им еще далеко было до «ле­тучих героев» Супермена, Бетмена, Спайдермена и знаменитых «Покемонов». На этих-то дети смотрели и вовсе не отрывая глаз. На игру совсем уже не оставалось времени. И тог­да «добрые» американские просветители предложили детям поиграть. Все в те же детские мультики в прямоугольнике экрана. Но — на компьютере.

Там ребенок почувствовал себя не просто участником, а полным хозяином обста­новки. Мгновенно были от­брошены безобидные миккимаусы и кролики. Осуществлялась заветная мечта всех детей — быть, как взрослые. Почти настоящий пулемет, крылья взрослого дяди Бет­мена и — вперед, в одиночку против всех сил зла. В многочасовой (!) компьютерной схватке забудь, что ты маленький ребенок, научись быть злым и жестоким: твоим злом надо победить зло... ком­пьютерных фигурок.

И дети стали «как взрослые». Настало время вовсе недетского страха и недетских чувств, от­нюдь не добрых. Христос сказал: «Если не обра­титесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3). Вот в чем была подмена. И то, что добро может быть злым, а зло — добрым, наши дети усвоили четко.

Хорошие и плохие мультики: как определить разницу

Тогда какая разница  между добром и злом? Маленькие дети часто за­дают такие вопросы, как, например, чего в мире больше — добра или зла, почему этот герой хо­роший, а тот — плохой; для них, как и для всех христиан, мир полярен, но все же более четко, чем у взрослых, делится на добро и зло. И взрос­лые тети и дяди поспешили объяснить: а это во­обще неважно, главное — кто кого победит. А там уже все равно, каким будет победитель — плохим или добрым. Ведь он должен будет уничтожить всех остальных — своих врагов...

Недавно общественность потряс случай, про­изошедший в Самаре. Маленькая девочка выко­лола глаза спящему отцу за то, что он запретил ей смотреть «Покемонов». К сожалению, траге­дия не осталась единственной. Другая девяти­летняя девочка ударила ножом в живот соседку по парте. На вопрос, зачем — пожала плечами и сказала, что в фильмах это делают интересней.

Бэтмен

Шестилетние малыши на коленях своих родите­лей стискивают кулачки и шепчут: «Папа, я хочу убивать!» На приеме у психиатра выясняется, что это — очередной результат того, что дети с двух лет на­жимали курок компьютер­ной игры... 5 июня  2005 года в Екатеринбурге двенадцати­летний школьник скончался от обширного инсульта пос­ле того, как 12 часов провел за виртуальным убийством в местном игровом клубе.

И тогда психологи стали «открывать заново» то, что они давным-давно знали. Оказывается, маленькие дети не способны отли­чить экран от действительности, а сказку — от жизни. Все, что они видят и представляют, может быть и уже есть для них в жизни. Взрослые, смот­ря «ужастик», испытывают страх, но при этом помнят, что на экране — художественный вымы­сел какого-то человека.

Дети, смотря страшный или жестокий мультик, об этом не знают и не помнят. Страх, который они испытывают, пре­вышает поэтому часто даже ту степень, которую может выдержать взр
ослый. Жестокость на эк­ране у насмотревшегося на подобное взрослого вызывает антипатию к герою, на жестокости час­то не акцентируется его внимание.

Жестокость у детей вызывает непонимание и дополнительную дозу страха. Страшно, когда ребенок к ней при­выкает. Тогда пропадает не только способность сопереживать чужому страданию, но и интерес к жизни, в которой нет таких «спецэффектов». Уже давно отмечено специалистами, что уровень страха, получаемого от телевизора, — запороговый.

Часто взрослые понятия не имеют, что есть мультики «не для малышей». Сами привыкшие к жестокости, они не считают жестоким то, что показывают в мультиках. Вот если бы кино, тогда другое дело — страшно, потому что реально. Они забывают, что для ребенка действительно сущес­твует все, что он видит и слышит. В его сознании одинаково реально

Про Фому и Ерему

Том и Джерри

Имена мультяшных героев Тома (в полной форме Thomas) и Джерри (Jeremy) соответствуют просторечным русским именам Фома и Ерема. Наша народная традиция богата шуточными по­вествованиями о Фоме и Ереме — двух друзьях, которые делали всякое дело вместе, но ничему не учились, поэтому оканчивалось все каждый раз плачевно.

Шутка нужна была для того, что­бы научить детей не быть такими ленивыми. «Били Фому за Еремину вину», — гласит русская поговорка. Американских Тома и Джерри впол­не можно отнести к ярким представителям их национальной смеховой традиции. То, что от­личает их от героев русских шуток — изначаль­ная вражда между ними.

Том — кот и как бы не пытался дружить с Джерри, рано или поздно он прогневается на бедную мышку и будет гонять­ся за Джерри. Да в этом-то и смысл всей шутки. Том вечно преследует мышонка Джерри, чтобы съесть его, а мышонок — Тома, для того чтобы... отомстить. И мстит ему со всею жестокостью. Иначе бы шутка кончилась, а с нею и мультик. Вот такие друзья. Американская шутка ничему не учит. Это пустой смех ради смеха, который не гнушается никакими средствами. Русский «Ну, погоди!», снятый по законам этого жанра, не содержит сцен жестокости, в отличие от своего американского прототипа.

Чип и Дейл

Даже если в детских мультиках есть положитель­ные герои, как, например, в мультике «Чип и Дейл...», зло наказывается слишком жестоко, а мотив действий героев при этом — гордость, сами герои постоянно ссорятся между собой. Это не осуждается, но нужно для того, чтобы было смешно. В «Чипе и Дейле...» музыка тревожная, преимущественные цвета фильма, несмотря на яркость героев, — синие и коричневые, они не спо­собны пробудить радость в ребенке.

В западных мультиках нет счастливого конца, даже если все оканчивается «неплохо». (Помните, чем оканчи­вается мультфильм «Мадагаскар»? Герои наконец дождались корабль, а на берегу остались пингви­ны, которые радуются тому, что корабль без топ­лива...). Каждая новая серия любого американс­кого мультсериала — продолжение борьбы с тем злом, которое... было побеждено в предыдущей серии. Куда здесь до нашего «и жили они долго и счастливо»! Все гораздо «увлекательней» и «со­ременнее».

По мнению современных психологов, такая «концовка» западных мультиков приучает детей верить в необходимость и неуничтожимость зла в мире. Его можно лишь на время оста­новить. Чего стоят одни только «Охотники за привидениями»! В этом мультфильме зло способ­но становиться добрым, разгуливать по городу, но главное — оно полностью материально, духовно­го мира нет, борьба со злом сводится к погоне за «привидениями» с... пылесосом. А если нет ду­ховного мира, то нет воздаяния, а зло — забавно и безобидно.

Покемоны

Не менее интересны в этом отношении «Покемоны». Эти мультики для детей (японское зрелище) несут  пол­ное разочарование в разумности мироздания: герой, который во всех предыдущих сериях был хорошим, в следующей серии оказывается ужас­ным чудовищем. На родине этого фильма после демонстрации одной из серий более шестисот человек (и не только детей!) попали в больницу с эпилептическими припадками.

Стоит взглянуть на самих покемонов («карманных монстров»), что­бы понять, почему: щели вместо рта, пустые глаз­ницы. Дети усваивают, что добро — лишь «функ­ция», которой может и не быть.

Телепузики

На сегодняшний день стало очевидным, что многие западные мультфильмы и сказки представляют опасность для духовного мира ребенка. Некоторые из них, как, например, вечерняя «сказка» для младенцев «Телепузики», вполне могут повредить хрупкую психику малыша, привести к отклонениям от нормального умственного развития.

В «Телепу­зиках», например, показывая детям яблоко, сооб­щают, что «это виноград», о красной краске гово­рят «зеленая». Все это делается специально для того, чтобы блокировать усвоение правильной информации о мире. После этого уже нетрудно научить ребенка любой лжи в качестве правды. В некоторых американских мультиках образ добра вообще отсутствует. Там есть лишь разно­образнейший набор злодеев и безликие жертвы. Как, например, в одном из них, с умилительным названием «Вампиреныш», где одного из героев так и зовут Жертва...

Почему же дети это смотрят


Почему же дети смотрят такие мульти­ки? — спросят взрослые. Действительно, многие малыши обычно закрывают руками лицо, пря­чутся за маму или выбегают из комнаты, когда видят что-то страшное. Им даже не надо гово­рить: «Не смотри!»

Но как уйти, если на экра­не — такие симпатичные бурундучки или котик с мышонком? Кого-то прищемляют дверью, и он делается плоским, кого-то ударяют тяжелым мо­лотком по голове или поджигают хвост. Но ведь после этого герой — цел и невредим и по-пре­жнему весел. А в каждой серии ему ох-как доста­ется. Он и жив-то остался на гла­зах благодарных зрителей ради того, чтобы ему досталось еще и в следующей серии. За что? Просто так, чтобы было смеш­но. Ведь не за то же, что бегать за мышкой — вечный закон при­роды?

Зло может быть веселым и привлекательным. Оно может встречаться на каждом шагу и его никто не наказывает. Поче­му бы не повеселиться? И такая подмена добра и зла происхо­дит в возрасте, когда у ребенка еще не сформировано четких понятий о них! После этого уже не страшно смотреть и на ме­нее прекрасных созданий мультипликационного бизнеса.

Прочному усвоению такого миропредставле­ния способствует... самый простейший гипноз. Сейчас многие дети жалуются, что им скучно смотреть советские мультики 50-х годов. Зайчи­ки и белочки, все время разговаривающие друг с другом, уже непонятны и неинтересны. Яркие красочные рисунки современной западной кино­продукции, на которых неподвижны — только большие черно-белые глаза, а все остальное ме­няется под завлекающую, повторяющуюся без конца музыку, заставляют глядеть на телеэкран неотрывно даже взрослого человека.

Это гипноз «невольный», за который в суд не подашь. Мало ли на что человек может смотреть часами, не отрываясь? А отвлечься от телевизора действи­тельно трудно. Не случайно мультипликацию используют в рекламе.

Что же можно сказать о виртуальных играх, из плена которых и взрослому подчас нелегко выбраться? А ощущение реальности, столь ха­рактерное для детского сознания, в «зазеркальном мире» не покидает и взрослого человека. В этом мире бесконечных сражений и завлекаю­щих спецэффектов понятия красоты и радости сознательно употребляются по отношению к са­мым ужасным зрелищам.

Для чего и ради какой цели мы отнимаем у наших детей их любовь, их красоту и радость? Зачем мы их пугаем? Одна из особенностей восприятия нами этого мира — не­способность осознавать разумом весь поток полу­чаемых извне знаний. То, что не было замечено со­знанием, может беспрепятственно "'Влиять на нас помимо нашей воли. В Евангелии от Матфея (6, 24) ска­зано: «Никто не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого лю­бить; или одному станет усерд­ствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и ма­моне». Творящий зло не может одновременно служить добру, смотрящий и сочувствующий злу не может оставаться добрым и сострадательным.

В мире мультипликационно­го компьютерного «Зазеркалья» нет места Богу, но отыщется место диаволу. Там, где сильно развита чувственность, исчезает духовная брань. Вот поче­му в пост детям не рекомендуют смотреть муль­тики.

Опасность виртуального мира — это еще и опасность «заблудиться». Есть люди, которые живут в мире мультиков и игр, как маленькие, и всерьез путают действительность с «Зазеркальем». Души ведь тоже болеют, как и тела. Причиной их болезней, правда, являются особые «вирусы» — страсти. Но от этого результат не утешительней.

И если дело не дойдет до убийства или ухода в наркотики, то, все равно, кто защитит наших де­тей от страха, агрессии после очередного «ужас­тика»? После подобных мультиков ласковая мама и заботливая бабушка кажутся многим детям несовременными и смешными. Происходит са­мое страшное: еще детским сердцем отвергается святая святых — чувство любви и благоговения к своей матери, к людям, даровавшим им жизнь, которые должны были стать самыми близкими и драгоценными людьми на земле.

Православные мультики для детей

Святая — святым!

О православных мультикахВ начале мы рассказываем детям о Боге, а потом показываем мультфильм, в котором зло — необычайно привлекательно. И отнимаем у наших детей сказку, уча их не верить в чудо. Г.К. Честертон говорил: «Не чудеса рождаются из сказок, а сказки — из чудес этого мира».

Кто из взрослых сейчас способен с восторгом каждый день наблюдать восход солнца? Для многих из нас в солнце нет ничего удивительного: оно светит уже миллионы лет и завтра — тоже взойдет. Но если бы у нас был такой избыток сил, как у солнца, нам бы тоже было радостно каждый день вставать и смотреть на его восход.

Для нас мир — обычен. Но на самом деле это не так. Чудеса в нашем мире встречаются на каждом шагу. Удивительно, как может лететь туча, и как — идти дождь. На наш вопрос «почему» ученые объясняют: «так бывает всегда». Но это — «когда», а не «почему». И даже в этом они не правы: листья могли бы быть не зелеными, а синими, а все в любой миг может закончиться, любой восход — быть последним.

С этой точки зрения сказки реалистичны, в противоположность псевдореалистичным мультикам, формирующим у детей ложную картину мира. Г.К. Честертон писал: «...Сказки о золотых яблоках рассказывают, чтобы напомнить ту минуту, когда мы узнали, что они — зеленые. В сказках реки текут вином, чтобы на мгновенье напомнить нам, что они текут водой» . И действительно, насколько это удивительно и чудесно — что такого необходимого всем живым существам хрустально-чистого вещества на земле текут целые реки!

Осознание мира как чуда рождает благодарность. Дети, поверившие в Деда Мороза, благодарят Деда Мороза за подарки, которые находят под елкой. Дети, поверившие в этот мир как в чудо, удивятся и задумаются, кого им поблагодарить за то счастье, что они нашли самих себя и целый огромный мир — такой прекрасный!

В волшебных сказках исходным является счастье, и если что-то не так, дети приучаются видеть, что все можно исправить. Не взяв в руки автомат, но — совершив какое-то чудо (можно, например, помочь яблоньке, печке), и после этого просто прийти к Бабе-Яге — и она сдастся от твоей доброты. Чудеса в сказках — под силу каждому, дети узнают, как легко и приятно делать добро.

Сказки — святы. Они учат тому же, чему учит Евангелие. По словам Г.К. Честертона, «Золушка» говорит о том же, что и «Величит душа Моя Господа»: «вознес смиренных...». «Красавица и Чудовище» — о том, как важно полюбить другого прежде, чем он покажется тебе привлекательным. «Спящая красавица» — о возможности воскресения для тех, кто умел любить. Кстати, в сказке счастье всей жизни всегда зависит от какого-либо маленького условия, которое очень легко выполнить: не съесть яблочко, не забыть волшебное слово... Нарушение его — страшно, но последняя надежда всегда остается. Сказки приучают смотреть на послушание как на маленькую и необходимую плату за великое счастье — жить.

Василиса
Диснеевские мультики лишены сказочного начала. Имена их героев — Гайка, Рокфор (сыр) — не пробуждают у зрителей ничего радостного и высокого. А имена героев русских сказок? Царевна Лебедь, Василиса Премудрая, Краса Ненаглядная — гимн Красоте и Премудрости!

Сейчас популярны детские детективы и детские шпионские мультики. Человеческие законы лишены чудесного. Мультик о том, что грабителя сажают в тюрьму, лишь устанавливает логическую связь между воровством и тюрьмой. При этом маленький зритель забывает подумать, почему из бутона получается цветок, а яйцо превращается в птичку — вопросы, на которые в разумном мире нет подходящих ответов. А потом он подрастает, и такие вопросы все реже приходят в голову.

Человек предстает бессильным и несвободным без веры в чудо, он тщетно пытается и не может найти ответа на вопрос, почему это так. Он забывает о тех законах мироздания, соблюдая которые только и сможем мы понять, что мы свободны и что есть у нас воля. А если бы ребенку на его вечное «почему» ответить: «это чудо»? Как радостно и удивленно раскрылись бы его глаза! Сказки помогают ребенку постичь сердцем ту действительность, которую нам не постичь разумом.

В волшебной сказке важно учесть, кто автор чуда. Если это колдуны, домовые и гоблины, то такая сказка может нанести ребенку очень большой вред. Чем они выглядят безобидней, тем опасней смотреть такую сказку. Она романтизирует бесовский мир и тем самым лишает человека чувства самосохранения от духовного зла. Нужно остерегаться и тех мультиков и сказок, где побеждает хитрость, где есть воровство или сделки с нечистой силой, смех над добродетелью или святыней. Нужно помнить, что дети путешествуют по сказке вместе с ее героем, полностью отождествляя себя с ним.

О православных мультиках

Приведенные факты заставляют искать альтернативу все более возрастающему западному влиянию на наше телевидение. Теперь все больше говорят о православных мультиках. При этом забывается, что вся русская культура — глубоко православна.

Несомненно, в советскую эпоху стали значительно меньше обращаться к духовному миру человека, сказка «повзрослела», в ней появилось много ненужной социальной проблематики. Но из нее не исчезло чудо и наивная убежденность, что мир может быть изменен к лучшему.

В русских мультиках и сказках сохраняется красота родного слова (В.А. Сухомлинский), именно в том ее понимании, какое было явлено изначально православной традицией. Мораль многих советских мультиков строится на евангельских основах. Наши красочные мультфильмы «Сивка-бурка», «Летучий корабль», «Кот Леопольд» и многие другие говорят о вечности добра и красоты, о будущем воздаянии за поступки каждому человеку. Здесь можно вспомнить евангельское правило: «Кто не против вас, тот за вас» (Мк. 9, 40).

Бонатыри
В России уже создаются  православные мультфильмы, из которых не исключены православные религиозные мотивы («Алеша Попович и Тугарин-Змей», «Добрыня Никитич и змей Горыныч», «Князь Владимир»), Но в них неудачна попытка сделать русскую культуру привлекательной, связав ее с современностью.

Народный «блокбастер» (так определяется жанр «Алеши Поповича...») с современными танцами красных девиц выглядит комично и мало чем отличается от западных мультфильмов. Тем не менее, это шаг. В «Князе Владимире» Православие остается фоном, в действительности же злого колдуна побеждает язычество.

Сражения героев теперь стали неотъемлемым элементом любого мультика. Считается, что если противник не уничтожен, будет неинтересно. Но Винни пух.можно ли назвать неинтересным, например, нашего «Винни-Пуха»? А кто побеждает в той истории, когда Винни лезет за медом? Если пчелы, то их «победа» — маленькая и незаметная. Тогда, может быть, главный герой? Да, но это, скорей, победа духа: упал — встань и не перестань сочинять песенки.

Сейчас новейшие технологии позволяют каждому православному человеку, освоившему компьютер, создавать свои анимации и мультики. Теперь это умеют даже дети. Не обязательно для этого выдумывать сюжет: большинство русских сказок и детских историй все еще ждет своей экранизации...

А нужны ли мультики для детей?

В православной литературе можно встретить множество предостережений от пагубного влияния телевизионной культуры. Старец Иаков (Эвбейский) называет телевизор «коробкой дьявола», которая приносит большой вред, особенно детям. Он говорит: «Предостерегайте детей от телевизора, от вещей непотребных и непристойных». Схиигумен Савва па вопрос о том, можно ли православному человеку ходить в кино, ответил: «Можно. Но это отдаляет от Бога».

Всем известны евангельские слова: «Где сокровище ваше, там и сердце ваше будет» (Лк. 12, 34). Многие родители согласятся, что телевизор разлучает их с детьми: даже в праздник детям интересней смотреть на голубой экран, чем на родные лица мамы и папы. Часто для детей посмотреть мультики — лучше, чем сходить в храм. Некоторые из них становятся замкнутыми от недостатка навыков общения с родителями и друзьями. У маленьких детей, к тому же, есть острая потребность двигаться — бегать и прыгать, без чего они не могут вырасти здоровыми. Поэтому принцип «чем бы дитя не тешилось» здесь не работает.

Замечено, что дети, подолгу смотрящие телевизор, часто играют в один и тот же сюжет, взятый из мультиков. Они просят купить игрушки, похожие на героев этих мультфильмов (хорошо, если это окажется не очередной робот или монстр — выкидыш игрушечного бизнеса).

Это разрушает мир детской фантазии, сводит игру к одному предмету, и от такой игры дети не приобретают никакой пользы. Бывает, что родители боятся запретить ребенку смотреть мультик, чтобы дитя не чувствовало себя обделенным или несчастным. Но если запрет разумен (например, детям до 7 нельзя смотреть на экран дольше 15 минут — утомляется зрение), а то, что предлагается взамен, сумеет заинтересовать — тогда запрет сможет принести большую пользу.

Мнение родителей может стать авторитетным, но не авторитарным. Если мультик некрасивый или жестокий, маленькие дети и сами не проявят к нему интерес. Они посмотрят его только в том случае, если имеют привычку смотреть все подряд. Ведущая телепрограммы «Спокойной ночи, малыши!»

Анна Михалкова советует родителям не сопереживать детям в их желании посмотреть мультики, чтобы не давать повода подумать, будто мультфильм — это нечто важное. Иначе они будут отлагать все свои дела ради того, чтобы посидеть перед телевизором. У православного человека не бывает много досуга: нужно помогать ближним, старательно исполнять свой долг, служить Господу. К этому нужно приучать ребенка. Но делать это так, чтобы для него быть православным оставалось радостью.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) самым главным в деле воспитания детей считает приучение их к посту: «Это даст им сокровище на всю жизнь — навык воздержания». Внешний пост для маленьких детей до 7 лет может стать ограничением в просмотре мультиков (а внутренний — добрые дела и послушание старшим).

В древности не было мультиков. Сейчас, когда у родителей все меньше времени остается свободным от работы и забот дня и без мультфильмов бывает трудно соприкоснуться со сказкой, нужно постараться защитить своих детей от страшных и безнравственных мультиков. Нужно стараться приучать ребенка к книге; прочитанная сказка даст ребенку несравнимо большее духовное богатство, чем снятый по ней мультик.

Есть хороший выход, который советуют многие детские психологи: превратить телевизор в экран для видеомагнитофона. Мультик развивает ребенка, сообщает ему знания о мире, на всю жизнь оставляет яркие впечатления о красочном и волшебном мире сказки. Но наряду с ним должна развивать и игра, и живое общение с миром. Дети — большие выдумщики и изобретатели. Они не могут обойтись без творчества. И не важно, если в детской игре стул станет самолетом, а кукольный домик будет разобран, чтобы сделать кровать. Главное — непассивное и неравнодушное отношение к миру. А каким большим будет счастье детей, если с ними вместе играют их родители!


Обсуждение: 4 комментария
  1. ТПД:

    Ужасная, полная пустых стереотипов статья. Многие из иллюстраций — просто рисунки, не имеющие никакого отношения к мультфильмам. Информация про девочек выкалывающих глаза и тыкающих ножом во что ни попадя — явная подделка, если не согласны, покажите доказательство данного происшествия. А что же насчет игр, те, что показаны в вашей статье, имеют рейтинг для взрослых, и ребенок по идее вообще не должен с ними контактировать! А если он все таки начал играть в сие безобразие, вы можете просто объяснить, что эта игра — плохая, и увлечь ребенка чем то другим.

    Ответить
  2. Ирина:

    Хорошая статья, правильная.

    Ответить
  3. Ирина:

    Сама давно в педагогике, и вижу как изменились дети под влиянием современной индустрии мультипликации, кино и компьютерных игр. Зло завуалированно преподносится как «хорошее». Целые поколения зомбированных детей. В девочках стали преобладать качества воительниц, сражающихся фей-ведьм или порочных кукол.

    Ответить
  4. русское слово:

    Спасибо за статью, нашла много чего интересного! Мои мальчишки не смотрят всякую гадость по телевизору

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Жизнь в православии
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru