Подписка на обновления
Поиск
Популярно

Святитель Иоанн Златоуст Беседа о наслаждении будущими благами и ничтожестве настоящих


Святитель Иоанн Златоуст  Эта беседа, несомненно произнесенная в Антиохии Иоанном Златоустом, хотя и неизвестно в котором году, трактует о раз­ных предметах нравственности. – Воздав похвалу тем из своих слушателей, которые по своей рев­ности приходят слушать священное слово, проповед­ник показывает: в чем состоит истинное величие и истинное превосходство. – Насколько духовные блага стоят выше благ земных. – Какое различие между настоящей жизнью и будущей. – Наконец, подробно обсуждается вопрос о том, каким образом Иисус Христос сделал для нас легкими самые возвышен­ные правила, совершая их Сам и предоставляя нам награды и возмездия. – Заключительное увещание.

Святитель Иоанн Златоуст

 Беседа о наслаждении будущими благами и ничтожестве настоящих

1. Силен жар и томителен зной, но не ослабил он ва­шего усердия и не иссушил расположения к слушанию (по­учений). Таков пламенный и внимательный слушатель: подкре­пляемый любовью к слушанию, он легко перенесет все, только бы исполнить это прекрасное и духовное желание свое, и – ни холод, ни зной, ни множество дел и забот, ни другое что-либо по­добное не может остановить его, тогда как ленивого и беспеч­ного не пробудят – ни благорастворение воздуха, ни досуг и свобода, ни удобство и легкость; нет, он продолжает спать каким-то сном, достойным всякого осуждения. Но вы не та­ковы; нет, вы – лучшие из живущих в нашем городе. И точно, первые люди в городе – вы, которые всегда так внима­тельны и бодры, и неотступно следите за поучениями. Это зре­лище для меня величественнее царских чертогов. Что там дается, то, каково бы ни было, прекращается вместе с настоя­щей жизнью, и причиняет множество беспокойств и тревог, а здесь ничего такого нет, напротив, и совершенная безопас­ность, и честь, свободная от тревог, и власть, не имею­щая конца, не прекращаемая и смертью, но тогда-то и делающаяся более безопасною. В самом деле, не говори мне, что такой-то восседает на колеснице, высоко поднимает брови и окружен толпою телохранителей; не говори ни об его поясе, ни о крике глашатая. Нет, покажи мне отличие начальника не в этом, но в его состоянии по душе, то есть, управляет ли он своими страстями, побеждает ли недуги (сердца), например, обуздывает ли пристрастие к деньгам, укрощает ли ненасытную любовь плотскую, не сохнет ли от зависти, не воз­мущается ли сильною страстью тщеславия, не боится ли и не трепе­щет ли бедности или неблагоприятной перемены, не умирает ли от этого страха. Такого-то покажи мне начальника; вот это – власть. Но если он, управляя людьми, сам раболепствует страстям, о таком я скажу, что это раб более всех людей. У кого внутри гнездится горячка, о том, хоть внешний вид тела и нисколько не показывает этой болезни, врачи однако, наверное, говорят, что он одержим сильною горячкой, тогда как простые люди этого не знают. Так и я о человеке, у ко­торого душа в рабстве и в плену у страстей, не смотря на то, что внешний вид его ничего такого не показывает, а (показы­вает) противное, скажу, что он – более всех раб, потому что в нем глубоко гнездится греховная горячка, и насиль­ственная власть страстей утвердилась в самой душе. А кто сбросил с себя эту власть, не увлекается злыми пожеланиями, и не страшится, не трепещет безрассудно нищеты и бесславия, и прочих тягостей настоящей жизни, того, хоть он одет в рубище, сидит в тюрьме и закован в цепи, назову началь­ником, и свободным, и царственнее царей.

2. Такая власть не покупается за деньги, и не имеет за­вистников; ее не знают ни язык злоречивого, ни глаз зло­желателя, ни ухищрения коварных; нет, живя как бы в неприступном убежище любомудрия, она всегда остается неодо­лимою, и не уступает не только другим обстоятельствам, но и самой смерти.

Святитель Иоанн Златоуст (347–407)

Святитель Иоанн Златоуст (347–407)

Это доказывают мученики: тела их разрушились и обра­тились в прах и пыль, но власть каждый день живет и дей­ствует, – прогоняет демонов, искореняет недуги, возбуждает целые города и ведет сюда народ. Сила этой власти, не только при жизни обладающих ее, но и по смерти их, такова, что никто по принуждению, а все идут сюда по доброй воле и с охотою, и нисколько не утомляются продолжительностью (как путешествия на поклонение св. мученикам, так и цер­ковной службы, в храме их совершаемой). Видите, не напрасно я сказал, что это зрелище – величественнее цар­ских чертогов. Тамошнее похоже на засыхающие листья и ми­мо текущие тени, а даруемое здесь подобно алмазу, даже и его тверже, потому что вечно, непоколебимо и не подлежит никакой перемене, безбоязненно приходит к любящим его, свободно от брани и распри, от зависти и судилищ, от козней и кле­веты. Блага мирские имеют много завистников, а духовные, чем большему числу людей достаются, тем обильнее оказы­ваются. В этом можно убедиться и из настоящего слова. Если это слово, которое передаю всем, удержу я у себя, то буду беднее, а когда сообщаю всем, то, как бы бросая семена в чистую землю, умножаю тем свое достояние, увеличиваю бо­гатство, вас всех делаю богаче, да и сам не делаюсь от этого беднее, напротив – еще гораздо богаче. Не так с деньгами, а со­вершенно напротив. Если бы у меня в кладовой было золото, и я захотел раздавать его всем, – мое богатство, умаляясь чрез эту раздачу, не могло бы оставаться в прежнем своем количестве.

3. Итак, когда духовные блага так превосходны, когда получить их весьма легко, так как они желающим сооб­щаются даром, то возлюбим их более (всего), а тени бросим, и не будем бежать к стремнинам и подводным камням. Чтобы усилить в нас эту любовь (к благам духовным), Бог устроил так, чтобы мирские блага исчезали еще прежде смерти своего обладателя. В самом деле, не тогда, как скончается обладатель их, не тогда только и они кончаются, напротив, вянут и умирают еще при жизни его, чтобы скоротечность их отвела от этой страшной заразы и самых страстных и безум­ных искателей их, открывая природу этих благ и научая опытом, что они бессильнее тени, и чрез это искореняя в людях саму любовь к ним. Например: богатство не только исчезает с кончиною богатого, но даже оставляет его и при жизни; молодость убегает от обладающего ею, не только тогда, когда он скончается, но и когда еще дышит: она кончается на пути зрелого возраста и уступает старости. Равно и красота и благообразие, еще при жизни женщины, кончается и переходит в безобразие; слава и могущество – тоже; почести и власть – одно­дневны и кратковременны, умирают скорее людей, обладающих ими; словом, мы видим, что и вещи (т. е. земные блага) ежедневно гибнут так же, как и тела (человеческие). А это для того, чтобы мы, пренебрегая настоящим, прилеплялись к будущему, и искали наслаждения в последнем, чтобы, ходя по земле, сердцем жили на небесах. Бог создал два века, один настоящий, другой будущий, один чувственный, другой духовный, один доставляющий телесное успокоение, другой – не телесное (ду­шевное), один на опыте, другой в надеждах, одному пове­лел быть поприщем, другому – местом награды, первому в удел назначил борьбу, труды и подвиги, второму – венцы, на­грады и воздаяния, один сделал морем, другой пристанью, один – кратким, другой – нестареющим и бесконечным. Итак, поелику многие люди предпочитали духовным благам чувствен­ные, то в удел этим благам Он назначил скоротечность и кратковременность, чтобы, отвлекши этим от настоящего, привязать людей крепкой любовью к будущим благам. А так как эти последние блага невидимы и духовны, существуют в вере и в надеждах, то смотри, что Он делает. Пришедши сюда, приняв нашу плоть и совершив чудное то домострои­тельство, Он чрез это будущие блага полагает нам пред глазами, и таким образом удостоверяет (в их существовании) грубые умы наши. Так как он пришел, чтобы принести (к нам) жизнь ангельскую, землю сделать небом, и дать (нам) такие заповеди, которые исполняющих их уподобляли бы бесплотным силам, то и сделал людей ангелами, призвал их к высшим надеждам, расширил тесные поприща (для борьбы), повелел стремиться к высшему, восходить к са­мым верхним кругам небесным, выступать против демонов и сражаться со всем воинством диавола, (повелел) имея тело и находясь в узах плоти, умерщвлять тела, прекращать вол­нение страстей, плоть, как бы то ни было, носить на себе, и в то же время усильно стараться сравниться с бесплотными силами.

4. Так как Он заповедал это, то смотри, что делает, как облегчает подвиг. Впрочем, если угодно, наперед ска­жем о важности заповедей, – о том, какой высокий полет Он указал нам, как, выводя почти из пределов природы че­ловеческой, повелел всем переселиться на небо. В самом деле, тогда как закон (Моисеев) повелевает: «глаз за глаз» (Исх.21:24), Он говорит: «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф.5:39). Не сказал: только перенеси обиду благодушно и с кротостью, но: поди еще дальше в лю­бомудрии, будь готов терпеть больше, чем сколько хочется обидчику; великостью твоего терпения победи дерзкую наглость его, пусть он удивится необычайной кротости твоей, и с тем отойдет прочь. И далее говорит: «молитесь за обижающих вас»; молитеся за «врагов ваших, благословляйте проклинающих вас» (Мф.5:44). Предложил совет и о девстве, говоря: «кто может вместить, да вместит» (Мф.19:12). Так как оно, после пре­слушания (Адамова), отлетело и удалилось из рая, то Он, со­шедши с неба, опять приводит его, возвращая, как будто беглеца, в прежнее отечество, и освобождая из дальней ссылки; пришедши (на землю), Он сам родился от Девы и переменил законы природы; а таким образом в самом начале (своей земной жизни) почтил девство, являя матерь свою девою. Итак, поелику Он, пришедши (на землю), предписывал такие за­поведи и требовал (от нас) высокой жизни, то и награды давал соразмерные трудам, и даже большие и высшие. Но и эти (награды) были невидимы, только – в надеждах, в вере и ожидании буду­щего. Так как, заповеди трудны и возвышенны, а воздаяния и награды – в вере, смотри, что Он делает, как облегчает подвиг, как помогает в борьбе. Как и каким способом? Двумя следующими путями: во-первых, тем, что Сам испол­нил заповеди, а во-вторых, тем, что показал и положил пред глазами (людей) награды. Одну часть Его учения состав­ляли заповеди, а другую – награды. Заповедь: «молитесь за обижающих вас и гонящих вас», а награда: «да будете сынами Отца вашего Небесного» (Мф.5:44–45). Опять: «блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мф.5:11–12).

Видишь, одно – заповедь, а другое – на­града? Опять: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф.19:21). Видишь иную заповедь и награду? Одно повелел им (ученикам) делать, а другое Сам приго­товил, и это было наградою и возмездием. И опять: «всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли», – это заповедь; «получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Мф.19:29), – это награда и венец.

5. Итак, поелику заповеди были важны, а награды за (исполнение) их невидимы, – вот, что Он делает: Сам вы­полняет их на деле, и венцы полагает нам пред глазами. Кому велят идти по непробитой дороге, тот скорее и охотнее пойдет по ней, если увидит, что кто-нибудь пошел впереди его. Так и в отношении к заповедям, легко следуют те, которые видят идущих впереди их. Итак, чтобы природе нашей легче было следовать, Он, приняв нашу плоть и при­роду, пошел в ней и выполнил заповеди на деле. Так за­поведь: «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую», Он сам исполнил, когда служитель архиерейский ударил Его по щеке; Он не отмстил ему, но перенес с такою кротостью, что сказал: «если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Ин.18:23)? Видишь ли кротость, приводящую в трепет? Видишь ли смирение, поражающее изум­лением? Получил удар не от какого-нибудь свободного человека, но от служителя, взросшего под бичом, родившегося в раб­стве – и отвечает с такою кротостью! Так и Отец Его говорил «Народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя? отвечай Мне» (Мих.6:3). Как он говорит: «если Я сказал худо, покажи», так и Отец Его: «отвечай Мне». Как Он гово­рит: «что ты бьешь Меня?» так и Отец: «что сделал Я тебе и чем отягощал тебя?»

Опять, когда Он хотел научить нестяжательности, смотри, как Сам показывает ее на деле, говоря: «лисицы имеют норы и птицы небесные – гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Мф.8:20). Видишь, какая крайняя не­стяжательность? Не было у Него ни стола, ни светильника, ни дома, ни стула, ни другого чего такого. Учил Он благодушно переносить злословие, и показал это на деле. Так, когда (иудеи) называли Его бесноватым и самарянином, Он, хоть и мог погубить и отомстить им за обиду, не сделал однако этого, напротив еще оказал им добро и изгнал из них демо­нов. Сказав: «молитесь за обижающих вас», Сам испол­нил это, когда взошел на крест: когда Его распяли и при­гвоздили (ко кресту), Он, вися на кресте, сказал: «прости им, ибо не знают, что делают» (Лк.23:34). Говорил же это не потому, чтобы Сам не мог отпустить, но – чтобы научить нас молиться за врагов. Так как Он не только учил на сло­вах, но и выполнял свое учение на деле, поэтому употребил и молитву. Итак, никто из еретиков, видя великое человеко­любие Его, да не думает, будто эти слова показывают немощь Его. Он сам сказал: «чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи» (Мф.9:6). Нет, Он хо­тел учить, а учащий вводит свое учение, не только словами, но и делами своими. Поэтому Он употребил и молитву. Так Он умыл и ноги ученикам не потому, чтобы был меньше их; нет, Он, будучи Бог и Господь, только снизошел до такого смирения.

6. Вот почему Он и говорил: «научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф.11:29). А как еще иначе Он показал и положил нам пред глазами сами награды и воздаяния, – послушай. Обещал Он воскресение тел, нетле­ние, сретение (Его) на воздухе, восхищение на облаках; и это доказал на деле. Как и каким способом? Тем, что, умерши, воскрес; для того и был Он вместе с ними (учениками) в продолжение сорока дней, чтобы удостоверить их и вразумить, каковы будут наши тела по воскресении. Опять, сказав чрез Павла: «вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе» (1Сол.4:17). Он и это доказал делами. По воскресении, когда благоволил взойти на небо, Он, в присутствии их (уче­ников), сказано, «Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их» (Деян.1:9). Значит, и наше тело будет сообразно Его телу, потому что из одного с ним вещества, так как что с главою, то и с телом; что с началом, то и с концом. Это желая показать яснее, и Павел сказал: «тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его» (Флп.3:21). Итак, если наше тело будет сообразно (телу Иисуса Христа), то и пойдет тем же путем, и так же под­нимется на облаках. Этого ожидай и ты в воскресение. Так как слово о царствии было темно для слушавших Его тогда, потому Он, взошедши на гору, преобразился пред учениками своими (Мф.17:1–2), чтобы открыть им будущую славу, и как бы в зеркале и хоть не ясно показать, каково будет наше тело. Но тогда (во время преображения Господня) явилось (тело) в одеждах, а в воскресение не так. Тело наше уже не будет нуждаться ни в одеждах, ни в покрове, ни в доме, ни в другом чем-либо подоб­ном. Если Адам до преступления не стыдился своей наготы, потому что облечен быль славою, – тем более наши тела, пе­решедши в высшее и лучшее состояние, не будут ни в чем этом нуждаться. Поэтому-то и сам Господь, когда воскрес, то одежды свои оставил во гробе и в пещере погребальной, а тело воскресил нагим, окруженным несказанною славою и блаженством. Зная это, возлюбленные, и будучи вразумлены словами и научены глазами, станем вести такую жизнь, чтобы, как восхищены будем на облаках, всегда жить вместе с Ним, и, спасшись Его благодатию, наслаждаться вечными бла­гами, которые да получим все мы во Христе Иисусе Господе нашем, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, поклонение, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Жизнь в православии
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru